Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Архитектура – это искусство формы

Региональная версия ТАТАРСТАН Перейти на региональный сайт
  Москва 0 °C.

Архив публикаций
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
24 авг 07:00АРХ&ПРОЕКТ

Авангард в архитектуре. Дом-цилиндр: самый искусный в мире плагиат или великое творение мастера

Автор: Айрат Багаутдинов

 Архитектура – это искусство формы. Но поражает то, насколько безграничны ее возможности.

Без дома-цилиндра архитектора Константина Мельникова наш рассказ о русском авангарде в архитектуре 20-х годах прошлого века был бы явно неполным. Это сооружение поражает дважды: своими необычными формами и используемыми технологиями и тем, что зодчий сумел возвести свое творение в эпоху, когда по всем представлениям сделать это было невозможно.


Магистр цилиндрических форм

Говоря об экспериментальном жилищном строительстве 20-х годов, нельзя пропустить знаменитое творение Константина Мельникова, который позиционировался как экспериментальный дом-мастерская. Он наравне с домом Наркомфина является одним из самых ярких жилых корпусов всего ХХ века в мире. Это признано всем международным сообществом, сооружение вошло во все учебники архитектуры.

Какие новации предложил в нем Мельников? Самый главный – это идея дома в виде цилиндра. Во многом благодаря ей и удалось соорудить этот объект. В то время построить частный дом в Москве было практически нереально, а Мельников сумел это сделать, да еще в самом центре столицы. Как ему удалось?

Как всегда, это вопрос правильного позиционирования. Мельников представлял свое творение как экспериментальное. Он пришел в Моссовет и предложил построить круглый дом. Ему дали участок, на котором архитектор начал строительство.

Необычная круглая форма позволила, с одной стороны, создать что-то новое. С другой стороны, дом очень традиционен, ведь именно такими были самые первые жилища людей.

Мельников не был новатором в плане соединения нескольких цилиндров. Такие сооружения в истории уже возводили. В частности, в Италии при строительстве церквей. А в Москве стоит храм Косьмы и Дамиана на Маросейке, в котором тоже есть несколько пересекающихся цилиндров, в том числе, два врезанных друг в друга. Не был дом Мельникова и первым жилым домом такой формы.

В Америке в 80 годы XIX века был построен цилиндрический дом в городе Сомервилль. То есть попытки вписать современное жилье с его сложной планировкой в круглую форму предпринимались. В чем же Мельников оказался новатором? Он создал очень необычные пространственные ощущения.


Краткая экскурсия по дому

Вы попадаете через вход в небольшую прихожую, за ней расположена столовая и кухня. Это достаточно небольшие помещения. В дальнем цилиндре на первом этаже расположены две детские, гардеробная и мастерская хозяйки, то есть жены Мельникова. Поднимаетесь по лесенке на второй этаж и входите в огромную двухцветную гостиную.

Эффект попадания из чего-то узкого и темного в широкое и светлое порождает необычные пространственные ощущения. Они характерны для архитектуры эпохи барокко. Мельников не только форму свою подсмотрел у барочных архитекторов, но и пространственные, и световые эффекты.

Если вы отправитесь в дальний цилиндр на втором этаже, попадете в спальню. Спальня Мельникова тоже необычна. Во-первых, в ней все члены семьи почивали вместе. В центре на большой кровати спали муж и жена Мельниковы, один ребенок спал за тоненькой перегородочкой, другой – за другой перегородкой, расположенной симметрично.

В спальне нет ни одного острого угла, даже кровати не кровати, а подиумы, которые плавно по дуге выступают из пола. Эти кривые линии, конечно, тоже проистекают из архитектуры барокко. Понятно, что стены спальни тоже все закругленные. Комната была отделана золотистой штукатуркой, что при равномерном рассеянном свете через шестигранные окошки создавало ощущение постоянного золотистого свечения.

Спальня, скорее, похожа на алтарь. Повсюду золото, кровати, подиумы, кривые линии. Вот такую, по-своему царскую, более подобающую для дворца французского императора опочивальню создал Константин Мельников.

На третьем этаже в дальнем цилиндре располагалась большая двухэтажная мастерская, которую освещали уже три ряда шестигранных окон. Понятно, что в мастерской должно быть много света. В ней есть и небольшой балкончик, как весьма приятное дополнение. Вопрос, зачем он понадобился архитектору? С этого балкона можно выйти на плоскую эксплуатируемую кровлю.

Есть фотография Мельников в 39 лет, снятая сразу после завершения строительства. На крыше собственного дома его снимает знаменитый французский фотограф Анри Картье Прессон.


В режиме скудости

Мельников применил интересные конструктивные решения в своем доме. Он писал об этом так: «Свои формы я начал строить тогда, когда не из чего было строить, да и не на что было строить. И теперь всех поражает секрет, что в режиме скудости гораздо богаче обильнее средств».

В чем этот секрет? Пытаясь сэкономить на кирпиче, он придумал совершенно новаторскую, до тех пор не существовавшую сетчатую кладку, которая давала потрясающую экономию. В этом доме нет стены, в нем есть кирпичный каркас, который частично заполнен битым кирпичом и заштукатурен. Получается, что часть стены заполнена рамами и превращена в оконный проем.

Такая сетчатая структура кладки, возможно, была Мельниковым подсмотрена у Владимира Шухова в его сетчатых башнях. Недаром они общались в это время. Такой способ давал колоссальную экономию. Шуховские башни были очень экономичными по расходу стали. И в своем доме Мельников мог сэкономить 42%, как он посчитал, кирпича без потери прочности, потому что сетчатые конструкции, как доказал Шухов, обладают очень большой прочностью и надежностью.

Между прочим, шестигранные окошки Мельникова уже встречались у Шухова. Такие павильоны Шухов строил на всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году.

В эти же самые годы, когда Мельников возводил свой дом, он строил еще и Бахметьевский гараж; там сейчас располагается Еврейский музей, а перекрывал строение огромными металлическими фермами никто иной, как все тот же Владимир Шухов.

Как Мельников устроил межэтажные перекрытия? Обычно тогда межэтажные перекрытия делали из смешанных конструкций. Укладывались металлические прогоны типа рельсов и по ним клали досочный настил. Но металлические прогоны в 20-е годы достать было сложно. Металла было мало, его нельзя было купить, можно было только получить по распределению; он весь шел на строительство заводов. Поэтому Мельников нашел остроумный способ.

Он построил все перекрытие только из досок. Поставил доски на торец, сшил их крест на крест. Снизу зашил досками в одном направлении, сверху зашил досками в другом направлении перпендикулярно. Таким образом, у него получилось очень жесткая пространственно работающая мембрана. Мембрана – это такая конструкция, когда один и тот же материал является одновременно и конструкционным, несущим нагрузку, и ограждающим. Закрывает, например, от осадков или просто разгораживает пространство между этажами. Опять-таки известно, что такие мембраны первым придумал Шухов. Он еще в конце XIX века создавал подобные перекрытия из досок, поставленных на торец, которые потом зашивались досками, уже положенными ниже.

Вряд ли за эти заимствования можно обвинить Мельникова в плагиате. Он одним из первых оценил новаторские предложения Шухова и ввел их в жилищное строительство. До него эти идеи применялись только в промышленном строительстве. Считалось, что только башни можно так делать. А Мельников показал, что эти подходы можно реализовывать и в жилье.

Мельников сдержал свое обязательство перед властями. Он обещал соорудить экспериментальный дом и соорудил. Архитектор предоставил Моссовету проекты домов в виде цилиндров. Другое дело, что времена наступили иные, такие здания уже были никому не нужны.


Материал подготовлен редакцией на основании публичной лекции Айрата Багаутдинова

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Советский архитектурный авангард: от сквозного проветривания до примитивного оформления

Большевистский авангард в архитектуре: от антиурбанизма до «Железной рукой загоним человечество к счастью»

Архитекторы и девелоперы Москвы ХIХ века: от «Дома для холостяков» до бесплатного жилья для рабочих

Урбанистический форум 2018: Москва поглощена сама собой и до регионов ей нет дела

Александр Балабин о трудностях работы архитектора с частными и государственными заказами

«Нельзя вкладывать все идеи в один проект»: Кес Каан — о тонкостях работы архитектора

Проблемы выбора архитектора: взять сороку, ворону или сову-госпожу?

Когда главный архитектор перестанет «рассматривать» и начнет «решать»

Цвет на фасаде: одно неловкое движение — и ты безвкусный архитектор

Останкинская телебашня: среди забытых героев рекордной стройки был главный архитектор


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
По уровню все в порядке
Наверх