Москва +22 °C.
Архив публикаций
«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
18 апр 07:30АРХ&ПРОЕКТ

«Нельзя вкладывать все идеи в один проект»: Кес Каан — о тонкостях работы архитектора

Автор: Екатерина Сахарова

 Как  голландские архитекторы оценивают пути развития современной архитектуры

Почему не стоит реализовывать все свои идеи в одной работе, чем отличается проектирование административных зданий и какова роль архитектуры в современном мире в интервью ИА «Строительство» рассказал голландский архитектор, глава бюро KAAN Architecten Кес Каан, которое происходило в рамках выставки MosBuild.

 

— Кес, расскажите немного о том, как вы пришли в архитектуру. Когда вы заинтересовались ей и начали рассматривать эту область как что-то, чем вы могли бы зарабатывать на жизнь?

— О, это очень интересная история. Думаю, у каждого есть какая-то милая история о себе и своей профессии. В моем случае все было просто, но к архитектуре я пришел не сразу. Я отправился учиться в Технический университет в Делфте, на юге Голландии. Тогда я бы абсолютно очарован инфраструктурой, особенно всем, что связано с водой, строительством дамб, защитой земли от моря.

  

 

— Это очень интересная область, и в Нидерландах эта проблема очень актуальна многие века. Почему же, в конечном итоге, вы отказались от такого интересного пути?

— Я отправился учиться в Делфт именно в этой области, я хотел изучать гражданское строительство, и я думал, что это то, что я хочу делать. Но так вышло, что архитектурный факультет был за соседними дверьми, я познакомился с архитектурой и понял, что она мне ближе. Я все время смотрел на соседей и думал: «О, это здорово». И понял, что сделал неверный выбор, и тогда я решил перевестись на новую специальность. Я чувствовал, что там больше возможностей, в том числе для того, чтобы открыть свою собственную практику. В инженерии я бы всегда был частью какой-то большой, узаконенной системы, а для меня было важно со временем создать что-то свое. Вот так я оказался в архитектуре.

  

 

— Получается, свой выбор вы сделали, уже будучи взрослым человеком. Сколько вам было лет?

— Когда я поменял факультет мне было 19 или 20, когда я выпустился, мне было уже 26, и я сразу же начал мою собственную практику. Тогда мы учились еще довольно долго, сейчас все происходит гораздо быстрее. В течение обучения мы делали проекты, проходили практику на строительной площадке и в архитектурном бюро.

 

— Какими своими проектами вы особенно гордитесь?

— Уф, тяжелый выбор.

  

 

— Неужели каждым?

— Конечно, а как иначе? Разумеется, сильно отпечатывается в памяти первый проект. Было очень захватывающе сделать что-то свое первый раз. Ты вынашиваешь идею, облекаешь ее в конкретный дизайн, рисуешь ее, постепенно дорабатываешь, пока рисуешь, начинаешь все лучше и лучше представлять, как воплотить идею в конкретные решения, прорабатываешь каждую мельчайшую деталь. А когда эта идея с бумаги начинает становиться реальным построенным зданием, когда ты видишь, как люди строят то, что ты нарисовал, это очень волнительный момент.

  


Следующим захватывающим шагом стало развитие в масштабе, когда мы сдвинулись от проекта небольшого дома к большому жилому комплексу. Затем было первое общественное здание, это были судебно-медицинских лаборатории в Гааге, что тоже было важной вехой. Сейчас мы работаем над парой интересный культурных проектов, музеем, а также над проектом терминала аэропорта Схипхол в Амстердаме, и это огромный вызов для нас.


Кес Каан: «Проектируя здание необходимо учитывать функцию,которое оно будет выполнять».

 

— А что вы можете сказать о проекте Верховного суда Нидерландов в Гааге и суда Амстердама? Наверняка это были вызовы не меньше? Есть ли какие-то сложности в работе над административными зданиями?

— Такие проекты — это всегда очень сложная конкуренция. К примеру, проект Верховного суда предполагал конкуренцию и кооперацию в разных аспектах — дизайне, строительстве, финансах, обслуживании и управлении. То есть между собой соревновались не только архитекторы со своими идеями, у нас была команда со строительной компанией, проектировщикам, инженерами, управляющей компанией, которая должна будет управлять зданием в течение тридцати лет, и победителем конкурса была вся команда. В таких проектах необходимо работать, предвосхищая многие события, много внимания уделять устойчивости проекта, предчувствовать его будущее, думать о том, как здание будет выглядеть не только сразу по окончании строительства, а в течение всей своей жизни.  

 


Кроме того, необходимо учитывать, какую именно административную функцию здание будет выполнять. Например, нам пришлось многое узнать о работе суда и обращать внимание на эту специфику. Верховный суд — это очень важный институт в демократической системе, поэтому все должно быть хорошо продуманным, правильным, хорошо сделанным, здание не должно быть слишком монументальным, но оно и не может быть легкомысленным. Этот проект был большим вызовом для нас, было невероятно волнительно выиграть в конкурсе.


Кес Каан: «Нельзя вкладывать все свои идеи в проект. Лучше одна идея на один проект».

 

— Удалось ли вам воплотить все ваши идеи в таком грандиозном проекте?

— Нет. Да это и невозможно. Как архитектор я прекрасно понимаю, что нельзя вкладывать все свои идеи в проект. Своим студентам я всегда говорю: «Лучше одна идея на один проект. Возьмите одну и сделайте хорошо. В крайнем случае можно добавить вторую идею, маленькую, но не больше». Эта идея становится душой проекта, его характером, поэтому не может быть много идей, это не хорошо для проекта, он не сможет состояться.

   

 

— Проекты судов в Нидерландах могут быть с таким же успехом повторены в других местах? Или они подходят только конкретной локации?

— Это очень интересный вопрос и очень интересная тема для обсуждения. Я думаю, что одна из важнейших задач архитектуры заключается в том, чтобы найти баланс между собственными идеями, которые формируются под влиянием глобальных процессов, и локальной историей. Весь свой накопленный опыт, все тенденции необходимо приземлять в конкретном месте со своими особенностями. На мой взгляд, наша профессия как раз в том, чтобы осуществлять эту связь между глобальными трендами и локальным контекстом. Мы должны быть открытыми миру, знать, что происходит, принимать инновационные подходы и новые технологии, ловить идеи, которые летают по всему миру, но затем соединять их с интересами и ценностями конкретных людей в конкретном месте. Я думаю, это ровно та работа, которую мы делаем.


Кес Каан: «Необходимо понимать историю конкретного города, района, площадки, с которыми ты работаешь, учитывать интересы людей, которые живут здесь, работают, пользуются инфраструктурой».

 

— Получается, современная архитектура должна принимать во внимание культурное наследие и культурный контекст, сформировавшийся в стране?

— Определенно. Хотя я бы даже сменил масштаб и говорил не о стране, а о месте. Необходимо понимать историю конкретного города, района, площадки, с которыми ты работаешь, учитывать интересы людей, которые живут здесь, работают, пользуются инфраструктурой. Архитектура так или иначе связанная с ценностями специфической местной культуры.

  


Кес Каан: «Москва такое место, здесь есть чувство уважения к истории, к тому, что уже существует, но также есть и драйв, стремление к инновациям, к обновлению».

 

— Таким образом, несмотря на глобализацию, мировые тренды необходимо применять с осторожностью?

— Здания так или иначе связаны с местом и контекстом. Попробую провести параллели с едой: есть страны, где больше едят рыбу, есть местности, где больше любят мясо, где-то самые вкусные фрукты. В то же время, конечно, есть какая-то глобальная кухня, происходит обмен идеями, которые могут кочевать из одного места в другое, и это все происходит столетиями. С архитектурой то же самое. Есть что-то мировое, какие-то общие места и идеи, но есть и наследие, которое формировалось веками. Конечно, мы постоянно следим за прогрессом, за новыми трендами, но необходимо понимать, приживутся ли они в конкретной местности.

Свое наследие нужно оценивать, чтобы понять, что стоит сохранить, что хорошо работает в конкретном городе, а что может быть улучшено. Перемены не всегда улучшают, только хорошие изменения означают улучшение. Иногда достаточно просто обновить то, что уже есть. Я люблю места, где можно почувствовать этот баланс между старым и новым. Мне кажется, Москва такое место, здесь есть чувство уважения к истории, к тому, что уже существует, но также есть и драйв, стремление к инновациям, к обновлению.

 

— У вас есть какие-то любимые места в Москве?

Я в Москве пока только второй раз, мне еще нужно осмотреться, чтобы определиться с любимыми местами. Возможно, к третьему приезду я уже смогу составить список.

  

 

— Тем не менее вы отметили, что в Москве, на ваш взгляд, чувствуется взаимодействие между старым и новым. Чувствуете ли вы это в Амстердаме или других голландских городах?

Дело в том, что я хорошо знаком с нашей архитектурой, с тем, что мы делаем в нашей стране, поэтому и ощущения уже не такие свежие, мне сложно оценить наши города так, как я оцениваю другие, я не могу по-настоящему взглянуть со стороны. Когда я приезжаю в Париж, Лондон, в Россию, Южную Америку, для меня все ново, поэтому мне даже легче составить мнение. Свою страну в этом плане сложнее оценивать, но тем не менее я могу сказать, что мне нравится то, что мы продолжаем менять наши города, окружающую среду, мы не боимся меняться и строить новое, но также мы сохраняем то, что стоит сохранить, и находим этот баланс. В этом плане интересно сравнивать Амстердам и Роттердам. Роттердам подвергся бомбардировке во Второй мировой войне, поэтому здесь новый центр, а в Амстердаме центр старый, и эти два города очень отличаются, у них разный характер, но оба города мне очень нравятся.

 

— Вы много путешествуете по миру и, как сами сказали, можете смотреть незамутнённым глазом на другие города. Где вам нравится? Где, на ваш взгляд, также удалось найти баланс между историей и современной архитектурой?

— На самом деле, в Европе много хороших городов. Где-то больше доминирует прошлое, есть страх перемен, люди очень заботятся о том, у них есть и не очень заинтересованы в чем-то новом, а где-то есть страсть к инновациям. Но если взять Барселону, Мадрид, Лондон, Париж, Милан, немецкие города, мы везде найдем какие-то типичные черты, какой-то собственный для каждой местности путь соединения собственных ценностей с необходимостью существовать в глобальном контексте. Я люблю разные города именно за то, что они отличаются друг от друга. Города сейчас соревнуются между собой за то, чтобы заполучить лучшие компании, которые разместились бы здесь. Соответственно, они соревнуются и за людей, которые будут здесь работать и жить.

 

— У нас есть традиционный вопрос от редакции. Есть ли у вас хобби? Что вы делаете, когда не занимаетесь новыми проектам?

— Парусный спорт. У меня есть своя яхта, я часто плаваю и страстно люблю это занятие.  

Екатерина Сахарова

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Девелопер - урбанист: модное взаимодействие, но надолго ли?

Проблемы выбора архитектора: взять сороку, ворону или сову-госпожу?

Когда главный архитектор перестанет «рассматривать» и начнет «решать»

Играй в МТСО и докажи, что архитектурная смена в России уже достойна похвалы

Цвет на фасаде: одно неловкое движение — и ты безвкусный архитектор

Останкинская телебашня: среди забытых героев рекордной стройки был главный архитектор

Легким движением руки елки превращаются… в арт-объекты


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подключаемся, не стесняемся
Яндекс.Метрика
Наверх