Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Любовь Цветкова о политической роли Ассоциации инвесторов Москвы » Информационное агентство "Строительство"

Региональная версия ТАТАРСТАН Перейти на региональный сайт
  Москва +9 °C, дождь.

Архив публикаций
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
12 апр 07:30Бизнес

Любовь Цветкова о политической роли Ассоциации инвесторов Москвы

Автор: Руслан Дзкуя

Кто и как помогает бизнесу быть услышанным властью?

Ассоциация инвесторов Москвы объединяет компании, работающие в области строительства и недвижимости. Разумеется, речь идет не о клубе по интересам. Роль Ассоциации – политическая в точном значении этого слова: она обеспечивает взаимодействие бизнеса с органами государственной власти. Согласитесь, такая деятельность помогает формированию гражданского общества куда больше, чем многие массовые мероприятия. Наш собеседник – председатель правления Ассоциации инвесторов Москвы Любовь Цветкова.

 

— Любовь Юрьевна, должен признаться, название вашей Ассоциации немного вводит в заблуждение. Вы ведь объединяете не всех инвесторов?

— Критерий был простой: есть средства для работы в этой сфере, хочешь инвестировать – значит, можешь быть в Ассоциации. Конечно, прошло время, многое изменилось, устоялось. Сейчас мы объединяем только профессионалов своей области. Другой вопрос, что они могут заниматься разными вещами…

 

— То есть, если брать специализацию,  тут у вас разнообразие…

— Есть проектировщики и подрядчики. Есть консультанты и страховщики. Есть риэлторы, юристы. Наш костяк – большие и малые девелоперские компании.

 

— Как-то изменилась роль Ассоциации за прошедшие годы?

— Когда мы только организовывались, важны были лоббистские возможности, это я вам прямо скажу.

 

— Но это и не удивительно. Тогда ведь многое было непонятно во взаимоотношениях с властью. Предприниматели не всегда знали, кто какие решения принимает, каков механизм их принятия…

— Ну, а сейчас уже не надо лоббировать интересы каждого. Времена изменились. Проблемы у девелоперов разные. Выявлять их и решать на системном уровне – вот задача сегодняшнего дня.

 

— Замечу, что раньше и власть была игроком на строительном рынке.  Вспомним хотя бы о ДИПСе…

— Сейчас власть тоже существенно влияет на рынок. Существуют, например, ГУПы. Но это все-таки другая роль. Важный факт: на строительном рынке Москвы отсутствует жена мэра. То есть власть больше занимается своим делом.

 

— Это можно только приветствовать. А что касается вашего взаимодействия с административными органами, я думаю, что это безусловный плюс Ассоциации.

— У нас около 100 членов. Кто-то уходит, кто-то приходит. Есть те, кто не вступают, но плотно с нами работают. Мы не отказываемся от сотрудничества. Думаю, наша сильная сторона, скажу это еще раз – умение выявить системные проблемы и донести эту информацию до власти…

 

— Что сами девелоперы считают основной проблемой?

— Прежде всего – найти деньги. Ну и, конечно, выпуск разрешительной документации.

 

— Но сейчас хотя бы правила появились.

— Вы, вероятно, имеете в виду ПЗЗ? А вы их читали?

 

— Я не специалист и не возьму на себя смелость сказать, что я читал и понял, в чем там дело…

— Понимаете… Это не правила. Это фиксация сегодняшней ситуации.

 

— Но ведь этого не было раньше. Значит, уже хорошо, что они появились…

— Соглашусь. Наличие любых правил лучше, чем их отсутствие. Есть что менять хотя бы. Но вот смотрите, сейчас все ждут объяснений: как менять утвержденные правила.


Любовь Цветкова: «Произошло осознание: в таком мегаполисе, как Москва, где перипетии экономики умножаются и мультиплицируются, немыслимо что-то зафиксировать на все времена. Ни в генплане, ни в ПЗЗ».

 

— Почему сразу менять?

— Потому что в Москве невозможно выпустить правила на все времена. Город большой и подвижный, и нереально в генплане, рассчитанном  на 30 лет, учесть, как он будет развиваться. Однако в Москве произошло самое важное, я хочу это подчеркнуть: выпустив ПЗЗ, власть сказала, что это не застывший документ, принятый раз и навсегда.

 

— А если бы не было такой декларации?

— Это была бы катастрофа. Большой шаг – то, что произошло осознание: в таком мегаполисе, как Москва, где перипетии экономики умножаются и мультиплицируются, немыслимо что-то зафиксировать на все времена. Ни в генплане, ни в ПЗЗ.  Сейчас выпущены правила, идёт разработка регламента, определяющего, как вносить изменения. Уходит страх, под которым мы жили.

 

— Страх?

— Для человека, занимающегося бизнесом, невозможность законным путем в понятные сроки решить проблему, - это дамоклов меч. Я считаю, что в Москве сейчас сделано правильно. Есть большой документ, каждый может в него войти и посмотреть, что там написано по поводу каждого земельного участка. Нравится или не нравится – другое дело, но это хотя бы есть. Я могу посмотреть окружение: интересующий меня участок, он где? Он, к примеру, подлежит реорганизации?  И если я собираюсь реорганизовывать территорию, я должен много чего сделать, а не просто попросить ГПЗУ.

 

— Ну, есть же всегда вполне цивилизованный вариант: судиться…

— Лучше обосновывать. Вот если, к примеру, ты хочешь построить жилой дом в глухой производственной зоне и никто, кроме тебя, этого не хочет, то судись не судись – результат один. А вот если ты знаешь, что в той же зоне у тебя есть пять соседей, и все мечтают построить жилые дома, так объединяйтесь, разрабатывайте документацию.  У власти понятные требования: рабочие места, социалка, транспортная доступность. Применительно к каждому проекту эти меры могут казаться чрезмерными, но они необходимы. Допустим, специалисты говорят: строить нельзя, потому что дорога сюда не придет в обозримом будущем. Значит, нельзя строить, иначе не доедет никто. Кто-то должен регулировать, и кому этим заниматься, кроме власти?

 

Любовь Цветкова: «Публичные слушания: советоваться с толпой бессмысленно, делать, не спрашивая – нельзя».

 

— Есть еще одна сторона: граждане. В связи с чем надо упомянуть о механизме публичных слушаний.

— Это механизм сложный и, я бы сказала, обоюдоострый…

 

— Понимаю, что тема болезненная, но все-таки давайте об этом поговорим…

— Я вам прямо скажу: собранная толпа индуцируется друг от друга. Кто-то пришел просто послушать, а рядом человек вопит, и ничего больше. Советоваться с толпой бессмысленно, делать, не спрашивая – нельзя.

 

— Где выход?

— Для меня неочевидно, что слушания должны проходить так, как сейчас. Но если мы перейдем на электронный опрос, то мы тем более правды никогда не узнаем. Если власть будет каждый раз терпеливо разбираться, чем люди недовольны, тогда будет нормальный механизм. Все хотят жить рядом с метро, при этом метро должно быть рядом с чужим домом. Если всех слушать, то каждый должен жить в парке в десяти минутах ходьбы от метро.


Любовь Цветкова: «Когда начинается серьезное недовольство, особенно перед выборами, власть бывает вынуждена идти на поводу у тех, кто вопит. Это порочно, потому что мы практически всегда живем перед выборами».

 

— Так не бывает!

— В том-то и дело. В этой ситуации вообще сложно быть мудрым. Когда начинается серьезное недовольство, особенно перед выборами, власть бывает вынуждена идти на поводу у тех, кто вопит. Это порочно, потому что мы практически всегда живем перед выборами. Запрещать градостроительную деятельность, потому что появилась кучка протестующих людей, то ли самостоятельная, но ли кем-то организованная, — неправильно. Как и совсем не слушать людей — неправильно. Выход один: власть должна серьезно готовиться. Заранее нужно предложить людям максимально объемную и правдивую информацию. Надо открыть штаб, посадить консультанта. В общем, организация публичных слушаний — работа для профессионалов.


Любовь Цветкова: «Жилье – единственное, куда вкладывают люди. Это приводит к снижению цен, даже в Москве. Но: только для покупателя. А для девелопера это приводит к тому, что он работает, чтобы работать. Себестоимость, издержки маржу убили».


— Теперь я хотел бы спросить вас о будущем. Во что будут вкладываться инвесторы? Во что, наш взгляд, им стоит вкладываться?

— Как председатель правления Ассоциации инвесторов Москвы я могу говорить только о Москве. Так вот, инвесторы хотят покупать только жилье. Со всей разрешительной документацией. Жилье – единственное, куда вкладывают люди. Это приводит к снижению цен, даже в Москве. Но: только для покупателя. А для девелопера это приводит к тому, что он работает, чтобы работать. Себестоимость, издержки маржу убили. Я уж вообще не понимаю, как работает экономика там, где квадратный метр продается за 40 тысяч рублей. Конечно, в регионах дешевле земля, рабочие руки. Но бетон, арматура — не дешевле.  Ресурсоснабжение не может быть дешевле. В Москве все-таки у девелопера есть возможность, пусть и не так, как раньше, заработать. Однако из высокодоходного этот бизнес стал обычным. Теперь доходы девелопера – это не 100% доходность, а 15-20%, что помогает зарабатывать и страхует от дополнительных издержек, которые ты не учел.

 

— Вероятно, это приводит к укрупнению бизнеса?

— Да, больше становится крупных девелоперов, что уменьшает количество девелоперов средних. О малых вообще речи не ведем, девелопмент – занятие не для малого бизнеса. Зарабатывать можно только на потоке, а поток есть у больших компаний. Став обычным рынком, рынок строительства и недвижимости становится менее привлекательным для спекулянтов и более стабильным для профессионалов.

 

— Само по себе это неплохо…

— Неплохо, потому что уходит вся пена, которая всегда бывает около высокодоходного рынка. Теперь о других направлениях. Пойдет ли девелопмент в сторону не жилья? Думаю, выиграет тот, кто нащупает, что именно возьмет потребитель, кроме жилья. Это среда высококонкурентная. Тут успеха добиться сложно. Вы учтите: в Москве строится 7 млн квадратных метров.

 

— Это огромный объем…

— И продать его непросто. Вспомните, когда строили Кожухово, тогда в ходу были одинаковые серии. А сейчас дома стали разные, красивые. Иначе не возьмут…  Думаю, если говорить о коммерческой недвижимости, то надо обращать свой взор в сторону развлечений, рекреации. Туда смотреть, где народ тратит свои деньги, где платит.

 

— Ритейл в этом отношении старается. Торговые центры превратились уже в шоу-центры, там чего только нет…

— Крупный ритейл в тяжелой ситуации. Выживают, между прочим, ТЦ районного масштаба. И в сфере офисов взрыва интереса ждать не следует. Будет предлагаться всё тоже самое, только лучше качеством. То есть маржинальность неминуемо снижается.

 

— Надолго?

— Думаю, навсегда. У нас всё становится более предсказуемо. Появляются правила. В Лиссабоне лучшие условия, там 5% годовых. А по всей Европе – 1,5% годовых. У нас пока повыше, что, собственно, и привлекает к нам внимание. Но, в конце концов, и у нас будет так же, как в Европе. Потому что законы экономики носят всеобщий характер.

 

Беседовал Руслан Дзкуя

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Темное далёко девелопмента не за горами, а чиновники штампуют законы, чтобы добить тех, кто остался

Слово главного редактора

Почему высококачественное стекло не востребовано рынком

Ruukki – это бренд, который действительно работает на бизнес

«профайн РУС»: для работы в России необходимо понимать ее географию

Компания REHAU: 20 лет на российском строительном рынке

Александр Ручьев: сегодня не стоит начинать девелоперский бизнес в России


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Где-то в России
Наверх