Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Строительство скоростной железной дороги Китай-Россия: участвуют все заинтересованные стороны, кроме Минстроя » Информационное агентство "Строительство"

Региональная версия ТАТАРСТАН Перейти на региональный сайт
  Москва −6 °C.

Архив публикаций
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
10 сен 07:00Дороги

Строительство скоростной железной дороги Китай-Россия: участвуют все заинтересованные стороны, кроме Минстроя

Строительство скоростной железной дороги

Тот, кто отказывается налаживать равноправное сотрудничество с бывшими учениками, обречен на вечное отставание.

 

Было время, когда китайские товарищи во всем учились у своего старшего брата – Советского Союза. Сегодня времена кардинально изменились – теперь уже Китай выступает в роли учителя. Возможно, это обидно для нас, но лучше признать реальность, чем делать вид, что ничего не изменилось. Именно по такому рациональному пути идут организаторы Российско-китайского строительного форума. Их уже состоялось два. Краткие итоги этих важных мероприятий в эксклюзивном интервью для нашего агентства подводит Президент Ассоциации строителей России, заслуженный строитель России Николай Кошман.


– Вы были соорганизатором Первого российско-китайского строительного форума в Москве, который состоялся 2 марта 2016 года. Минуло два года, и теперь уже в Шанхае прошел Второй российско-китайский строительный форум. Какие задачи он решал?

– Я начну с Первого форума, расскажу, почему он у нас прошел. Если вы повернете счетчик времени назад, то как раз тогда случился инцидент с нашим бомбардировщиком в Сирии, который сбили турки. С российской стороны были приняты очень жесткие ответные меры. Они в том числе касались и турецких строителей, которых «попросили» свернуть строительный бизнес в России. К нам обратились китайцы с предложением, чтобы им передали эти объекты. Я тогда им ответил, что мы не станем ходатайствовать за них в силу того, что подход турецких компаний к работе в России сильно отличается от подхода китайских фирм.

В чем это отличие? Китайцы строили только за бюджетные деньги России. Если нет денег, они сюда не заходили. У турок было 10 своих банков в Москве и Подмосковье. Они спокойно кредитовали стройку, а потом наше государство возвращало им деньги. Именно это отличие я объяснил Послу Китая. Поэтому наше условие: китайцы должны кредитовать строительство. Собрался большой форум около 500 человек, в том числе 60 компаний китайских и примерно столько же с нашей стороны. По окончании пленарного заседания выступила заместитель банка ГБРК: «Ваши просьбы нами услышаны. Мы официально заявляем, что мы поддерживаем это предложение».


Николай Кошман: «Но далеко не все хорошо. Минстрой практически не уделяет внимания этому сотрудничеству. За все это время его представители нигде не участвовали».

Что еще там было? Первый пленарный доклад, его делал первый заместитель руководителя РЖД о строительстве скоростной железной дороги Москва-Казань. Потом было предложено еще несколько проектов. По итогам обсуждения подписаны меморандумы. Согласно им, китайские компании при выборе объекта приводят туда инвестиции. Сегодня у нас порядка 14 объектов, где строят китайцы, поэтому, можно сказать, что совершен большой шаг вперед.

– Можно ли говорить о прорыве в российско-китайских отношениях?

– Скажу так: процесс пошел. Идет совместная работа китайских и российских изыскателей – проектировщиков по линии РЖД. В Липецкой области строится 2 завода. В Татарстане построен цементный завод. В Башкортостане тоже сейчас уже начали строительство производства. В Иркутской области сооружается громаднейший объект по обустройству Байкала. То есть система начала действовать. Но далеко не все хорошо. Минстрой практически не уделяет внимания этому сотрудничеству. За все это время его представители нигде не участвовали. А ведь получаются интересные вещи. Не случайно выступил председатель китайской Ассоциации зарубежного подряда, который прямо сказал: «Мы собрались здесь, потому что увидели, что те задачи, которые ставили на Первом форуме, выполнены»


– Николай Павлович, неужели на недавно состоявшимся форуме не было никого из министерства?

– От Правительства не было никого. Был наш Торговый представитель в КНР, и был вице-президент банка БРИКС Владимир Казбеков. Вот и все.


– Чем это вызвано, ведь ориентир на Китай сегодня очень большой?

– Такое впечатление, что Правительству это не надо. Не смог приехать первый заместитель генерального директора РЖД Александр Мишарин, вместо него был директор департамента капитального строительства. Он прямо заявил, что строительство скоростных дорог без Китая у нас не получится. Потому что проектировщиков, изыскателей нет, специалисты только 2 года учатся по этой специализации. То есть мы берем все у них. Я не говорю уже о нормативной базе. РЖД работает активно. Но РЖД – это же не Минстрой.


– Что еще было примечательного на форуме?

– Выступал представитель от Липецкой трубной компании «Свободный сокол» – единственного в России и СНГ производителя труб из высокопрочного чугуна с шаровидным графитом. Компания располагает большим потенциалом и планирует строительство индустриального технопарка «Сокол». Одно совместное российско-китайское предприятие готово построить там завод за свои деньги.


Николай Кошман: «Мы должны понимать, что скоростное движение – это совершенно новые требования к цементу, к прочности бетона, железобетонных изделий, искусственных сооружений и всего остального. То есть это абсолютно новые технологии. Нет ни привычных шпал, ни двух слоев насыпи, когда первый слой песчаный, второй щебеночный. Нам надо перестраивать промышленность стройматериалов для скоростной железной дороги. Кто нам поможет? Или Запад, или Китай. У нас природные условия примерно одинаковые с китайскими. А температурное расширение рельсов требует особого подхода, потому что скорость 400 км/в час. Это очень серьезный вызов для безопасности движения».

Я считаю, что достаточно серьезно проработан вопрос, касающийся цементной отрасли. У нас много в ней делается. Это крайне важно с учетом того, что для скоростных дорог нужна совершенно другая марка цемента. А это требует большой подготовительной работы.


– Я не раз слышал от руководителей цементных заводов о том, что у нас они не загружены полностью. Тогда нужно ли пускать в эту сферу китайцев, которые будут создавать новые мощности?

– Во-первых, у нас еще 20-25% заводов работают по мокрому способу. Это позавчерашний день. Сейчас все перешли на сухой способ изготовления цемента. Мы должны понимать, что скоростное движение – это совершенно новые требования к цементу, к прочности бетона, железобетонных изделий, искусственных сооружений и всего остального. То есть это абсолютно новые технологии. Нет ни привычных шпал, ни двух слоев насыпи, когда первый слой песчаный, второй щебеночный. Нам надо перестраивать промышленность стройматериалов для скоростной железной дороги. Кто нам поможет? Или Запад, или Китай. У нас природные условия примерно одинаковые с китайскими. А температурное расширение рельсов требует особого подхода, потому что скорость 400 км/в час. Это очень серьезный вызов для безопасности движения.


– На Первом форуме высказывалась мысль, что для улучшения экономических отношений между двумя странами нужно улучшить под них юридическую базу. В этом плане что-нибудь изменилось?


– Мы сегодня, к великому сожалению, не решили вопрос в России по нормативной базе. В Китае она на международном уровне. Ее можно применять повсеместно. У нас же еще по отдельным позициям нормативная база восьмидесятых годов. Китайцы видят, что у нас некому этим вопросом по-настоящему заниматься. Поэтому самый главный юридический вопрос – это вопрос, касающийся технических регламентов.


– На первом форуме звучали предложения участвовать в проектах с участием государственно-частных компаний. На Втором форуме эта идея была поддержана?

– Строительство магистрали Москва-Казань практически происходит на основе государственно-частного партнерства. Заход китайцев со своими деньгами на объекты – это тоже элементы ГЧП, потому что все боялись, что они наши деньги получат и покинут проект. А сейчас, когда они приходят со своими капиталами, подписывают контракты, где записаны все условия, то таких опасений уже нет.


– В 2014 году китайцы должны были строить метро в Москве, но, когда обвалился курс, они ушли. Они вновь вернулись сейчас?

– Две китайских компании на строительстве метро в Москве работают. Я почти уверен, что в инвестиционном контракте прописаны все возможности в связи с колебаниями курса. Я думаю, что они зафиксировали определенный курс, а дальше все это нивелируется дополнительными расчетами, распоряжением или постановлением Правительства Российской Федерации.

– Следующий форум состоится уже в России?

– Скорее всего, в Москве, хотя не обязательно. Но Москва тем хороша, что тут есть все нужные для такого мероприятия условия. Была сделана ошибка, что форум прошел в августе, когда многие в отпусках. Притом в Шанхае очень жарко и влажно. Китайская сторона согласилась на проведение в марте-апреле или в сентябре-октябре. Кроме того, мы договорились, что каждые полгода будем проводить рабочие встречи: одну в Москве, вторую в Пекине, и там определяться, что сделано, как сделано.


– В заключении такой вопрос: как вы оцениваете интерес российских компаний к китайскому рынку и, наоборот, китайский к российскому. Что перевешивает? Китайцам больше интересно у нас работать или россиянам – в Китае?

– Китайцы работают очень качественно, с использованием новых технологий и материалов. Они ушли от нас лет на 20 вперед. Не случайно же они строят миллиард пятьсот тысяч квадратных метров. Это жилья только. А всего с промышленностью получается 3,5 миллиарда кв. м. Высотное строительство у нас тоже начинали китайцы. Балтийская жемчужина – китайцы. Иркутск – китайцы. Скоростная магистраль – китайцы. А ведь китайцы раньше покупали, воровали  технологии, способы производства. А теперь учат нас. Так что сами делаете выводы.

Беседовал Александр Гусев


От редакции: В этом интервью нас сильно поразил один момент: а именно то, что профильное министерство практически не принимает участия в налаживание китайско-российского сотрудничества в строительной сфере. Дело даже не столько в том, что Россия пытается сделать восточный разворот, сколько в том, что сегодня Китай – великая строительная держава. Она имеет огромный опыт и потенциал в сооружении всех типов объектов. России, которая переживает в строительной сфере далеко не самые лучшие времена, надо уцепиться двумя руками за возможности великого соседа.

Но Минстрой почему-то игнорирует этот шанс. Нам сложно предположить, что он недостаточно информирован о том, как развивается такое сотрудничество. Возможно, в ведомстве не хватает соответствующих специалистов. Возможно, все,  но эта не причина для столь пассивного поведения. Мы бы даже сказали, что так государственную политику не делают.

Мы обратились к министру строительства и жилищно-коммунального хозяйства с просьбой прокомментировать ситуацию, с удовольствием опубликуем ответ ведомства. А пока остаемся в недоумении, с нашей точки зрения, российско-китайское сотрудничество в строительстве имеет огромное значение, в первую очередь для нашей страны. Это тот шанс, который следует использовать по максимуму, а не по минимуму, как это происходит сейчас.

Ждем ответа.

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Москва «поплыла»: захотят ли гости чемпионата мира прокатиться на воде

Что выбирает Европа: цементобетон vs асфальтобетон

Дороги в России: местным дорогам быть, если губернатор и мэр договорятся

Дороги: вообще-то успехов немного, но главное — есть к чему стремиться

Ударим цементобетоном по нашему бездорожью

Фабрика «Мажино»: инновации в дорожном строительстве


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подключаемся, не стесняемся
Наверх