Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Николай Кошман: Минстрой обязан сформировать строительную политику в России » Информационное агентство "Строительство"

Региональная версия ТАТАРСТАН Перейти на региональный сайт
  Москва −4 °C, снег.

Архив публикаций
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
20 мар 07:30Власть

Николай Кошман: Минстрой обязан сформировать строительную политику в России

Автор:

 Николай Кошман о самых болевых точках строительного сектора

Строительная отрасль в кризис стала локомотивом российской экономики, однако, и в стройкомплексе есть свои нерешенные вопросы и проблемы, требующие внимания. Далеко не всегда власть преодолевает эти трудности должным образом. Иногда пути решения проблем грозят в будущем масштабной катастрофой.


О ситуации на строительном рынке и о его перспективах подробно рассказал нашей редакции Николай Кошман, государственный деятель, Президент Ассоциации Строителей России, сопредседатель Рабочей группы по строительству Круглого стола промышленников «Россия-Евросоюз», член Правления Российского союза промышленников и предпринимателей.


- Николай Павлович, как профессионал отрасли, оцените, пожалуйста, ситуацию в стройиндустрии за прошлый год, в частности, в сегменте жилого строительства.

- Прежде всего, следует отметить, что вопрос, касающийся строительной промышленности, вообще не решен. Я бы даже сказал, что он загублен. Глобальная ошибка была допущена полтора года назад, когда Министерство строительства и ЖКХ передало соответствующие обязанности Министерству промышленности и торговли. Сегодня Минстрой является флагманом строительной отрасли, и именно это министерство должно заниматься всем, в том числе новыми материалами, технологиями, оборудованием, решать вопрос, какие заводы должны работать в интересах всего строительного комплекса.


- Получается, что такое разделение между Минстроем и Минпромторгом отрасли на пользу не пошло. Это как «у семи нянек дитя без глазу».

- Сегодня в системе Минпромторга функционирует департамент металлургии и материалов. Там работает четыре человека, которые ничего не знают о строительных материалах. Я как-то общался с ними, рассказал про газобетон, пеностекло и ... на этом все и закончилось.


- Стоит ли ждать каких-то улучшений в 2018 году, если будет увеличение объемов строительства жилья? Это окажет положительное влияние на стройиндустрию?

- Я ничего хорошего от 2018 года не жду. Дело в том, что обычно у нас планы четвертого квартала плавно переходили на первый квартал нового года, и уже можно было делать определенные прогнозы. А 2017 год как-то не завершился вразумительно, поэтому никаких обнадеживающих факторов я не вижу.


- Николай Павлович, вы не первый год руководите Ассоциацией Строителей России. Какая задача перед Ассоциацией стоит сейчас, учитывая кризисные явления и недоработки министерств?

- Во-первых, мы уже третий год занимаемся новыми материалами и технологиями. Спланированы и готовы к реализации порядка 14 соответствующих проектов. Эти проекты касаются, например, строительства новых заводов по производству газобетона. Материал не новый, но есть совершенно новая технология. Буквально на днях Ассоциация будет определяться по вопросу строительства двух первых точек, работающих по этой технологии. Одна из них -  завод по производству газобетона, фиброцементных плит и извести в Ельце.

Такое производство даст отрасли газобетон себестоимостью 1200 - 1400 рублей за кубометр. В отделке этот материал обойдется от 10 до 20 тысяч, а мы знаем, что сегодня на рынке он стоит 50 - 60 тысяч рублей. Разница колоссальная.

Рассматривая этот вопрос на Совете Ассоциации, мы решили, что 50% будем отдавать губернатору региона на строительство социального жилья вообще по себестоимости. Но для нас принципиально, что это будет социальное жилье для учителей, врачей, инвалидов, детей-сирот, многодетных. А 50% будет реализовываться на рынке.

Из фиброцемента же делают фасадные плиты, которые сразу покрываются краской. Такие фасады красивы, энергоэффективны и делают ненужными все штукатурные работы.  Если такими панелями обшивать квартиры изнутри, то также не нужна даже чистовая штукатурка. Стоимость производства одной такой плиты по новой технологии 1доллар 80 центов. Выгода очевидна.

Кроме того, в Ельце будет производиться и известь. Качественное российское сырье для нее есть в Липецке. Также у нас есть наработки по магистральным и внутридомовым трубам и по оптиковолокну.


-  Скажите, а Ассоциация ведет какую-то работу с Минпромторгом по продвижению российских производителей, чья продукция имеет высокое качество? Или Минпромторг отошел от этого в сторону?

- Я думаю, министр промышленности загружен очень сильно. Вопросов по одной лишь оборонке более чем достаточно, а есть еще и газовые дела. На строительную промышленность уже и возможностей не остается. Но эти вопросы можно решить, общаясь с профессионалами.

Я с большим уважением отношусь к Олегу Солощанскому. Это большой профессионал, отслуживший в свое время на Байконуре, закончивший ПГС МИСИ, работавший в непростых условиях в «ИНТЕКО», построивший библиотеку МГУ, «Шуваловский квартал». Я уверен, что Олег Моисеевич в вопросе профессиональной подготовки на три головы выше министра. И если бы его попросили помочь, то все вопросы по производству строительных материалов были бы разработаны за месяц, так как у «ИНТЕКО» была сформирована своя группа, проехавшая все регионы России и изучившая состояние строительной промышленности. «ИНТЕКО» знало истинное положение вещей и имело свои предложения по запуску этой отрасли.


- Если вспомнить, то, строительной промышленностью занимался сначала Минрегион. Было потрачено на программу развития строительных материалов 1,6 млрд рублей. Деньги-то потратили, а программы так и нет. Потом этот вопрос решал Минстрой, а два года назад он был отдан Минпромторгу... В результате, у кого ни спроси из производителей  строительных материалов, они вообще не замечают деятельности Министерства строительства. А ведь должны, министерство же по их части.

-  Министр Михаил Мень говорит про доступное жилье, про жилье арендное... А ведь надо, чтобы был качественный материал и качественная технология, чтобы цена жилья была доступна для всех. И мы знаем, как этого добиться.

                  

Н. Кошман: «Законодательные изменения в строительной отрасли будут иметь отрицательный результат. Предположу, что дальше Московской области никто вообще строить не будет».


- Николай Павлович, сейчас все говорят об изменениях 214-ФЗ и о 218-ФЗ. Как вы считаете, жесткие ограничения для девелоперов и застройщиков будут иметь для рынка положительный или отрицательный эффект?

- Уверен, что будет только отрицательный результат.  Предположу, что дальше Московской области никто вообще строить не будет. Ну, еще города - миллионники  будут живы. А малый и средний бизнес однозначно не выживет. И я не знаю, для чего это делается.


Н. Кошман: «Муниципальная власть должна нести персональную ответственность за стройку, она в ней участвует».


- Преподносится как решение вопроса обманутых дольщиков.

-  Не совсем так. Как у нас было? На рынке были застройщик и дольщик, они между собой заключали договор. Этот договор регистрировался и выдавался дольщику. Застройщик же получал земли  под застройку от муниципалитета. Но получал не бесплатно, он за эти земли платил либо деньгами, либо квартирами. Получается, муниципалитет тоже участвовал в процессе строительства вместе с застройщиком и дольщиком, однако, 214-ФЗ никак об этом не говорил и никак это не регулировал. А муниципальная власть должна нести персональную ответственность за стройку, она в ней участвует. И, например, Юрий Михайлович Лужков каждую субботу всегда объезжал крупные московские стройки, он следил за объектами. Но следить или не следить главе администрации - личный выбор этого главы. Вот и получилось то, что мы видим.

Безусловно, дольщики заключали ДДУ на уровне котлована, потому что это позволяло  сэкономить до 30% на стоимости квартиры. Это работало, и не надо было выдумывать ничего нового. Ведь было страхование, по этому пути и надо было идти. Надо было работать над гарантиями, чтобы в случае икс было чем возмещать потери.

Например, в период ликвидации последствий наводнения вначале 00-х на Юге страны была разработана прекрасная схема блокирования счетов. Застройщик заключал договор с дольщиком и банком и получал деньги частями: сначала давался кредит на фундамент, после постройки фундамента, когда комиссия все проверила и составила акт, который подписывался в том числе и собственниками, давался кредит на стены, потом на кровлю...  Деньги давались поэтапно, и не было ни одного случая воровства. По такой схеме и следовало идти. И такая схема делала возможным работу на рынке малых компаний, которые по России решают много проблем в целом. Большие компании не будут строить один или два дома на 120 квартир, у них другие масштабы.


- Я правильно понимаю, что если  глава муниципального образования или города давал разрешение на стройку, то обязан был ее и контролировать самым жестким образом?

-  Конечно.


-  А каково ваше отношение к инициативе Президента перейти через три года полностью на проектное финансирование строительства жилых домов? Это пролоббировано банками?

-  Банки мелочевкой заниматься не будут. Что такое проектное финансирование?  Это когда у меня есть средства на 15% сметной стоимости, а остальные я должен взять в кредит. Схема известная, но я не видел, чтобы она где-то себя прекрасно зарекомендовала. Хотя бы опробовали это как пилотный проект в некоторых регионах, а не во всей стране. У меня вообще есть ощущение, что эту инициативу благополучно похоронят.


- А разделяете ли вы мнение Леонида Казинца, что в этом году из-за принятых поправок стоимость земли упадет в разы, так как строить никто не будет в новых условиях?

- Думаю, проблем с землей никаких не будет. Если на участке не строить три года, то он изымается. Это лишь вопрос подхода, и решаться он будет, безусловно, с учетом потребностей реновации. Надо ведь будет переселять куда-то людей, а еще необходим реинжиниринг, реконструкция всех очистных сооружений, энергосистемы.


Н. Кошман: «Я бы опирался на компании с устойчивым финансированием, хорошей пятилетней историей и незапятнанной репутацией. Ведь все знали о СУ-155, но молчали и смотрели».


- Скажите, а заявление Правительства Москвы о том, что в реновации будут участвовать так называемые государственные компании, - это откат к СССР?

- Я не знаю, где сейчас строят государственные компании. Чтобы такая организация появилась, надо менять закон. Она должна входить в саморегулируемую организацию, иметь все допуски. Я бы опирался на компании с устойчивым финансированием, хорошей пятилетней историей и незапятнанной репутацией. Ведь все знали о СУ-155, но молчали и смотрели. А сейчас  Минстрой достраивает.


- Наш разговор затрагивает все болевые точки строительной отрасли, поэтому никак нельзя пропустить  начало работы ФГИС ЦС. Ваше отношение к запуску этой информационной системы по ценообразованию?

-  Этот вопрос сейчас находится в неудовлетворенном состоянии, так как им занимаются дилетанты. Вся нормативная база сегодня требует пересмотра. У нас появились новые материалы, техника, технологии, а где на все это расценки? Все идет по-старому, меняются лишь титульные листы.

Я устал говорить, что этим вопросом должны заниматься профессионалы. Ведь у нас есть Павел Владимирович Горячкин, директор Департамента ценообразования и сметно-аналитической работы АСР, президент Союза инженеров-сметчиков,  мимо которого ни одно шулерство не пройдет. Почему бы не воспользоваться его опытом?  Если просто на непрофессионала  возложить обязанности, то он от этого умнее не станет, опыт требуемый у него не появится.


-  А что сейчас может послужить драйвером строительной отрасли? Ожидается ведь, что будет подъем в строительстве жилья.

-  Все заявляют, что мы в год строим 80 млн кв.м. И я в Совете Федерации попросил объяснить, кто это строит. Мне сказали, что 50% - это индивидуальные застройщики. То есть человек купил землю, лимиты на энергию, на газ, сделал проектно-сметную документацию, купил стройматериалы, нанял бригаду, построил дом, получил свидетельство о собственности. А что среди всего этого делало государство? Ничего. Так и не надо отчитываться по тому, что не делали. Если мы построили 40 млн. кв. м, то надо и называть эту цифру.

А для того, чтобы сдвинуть все это хозяйство, надо, чтобы  цены были жестко фиксированы, чтобы тендеры устанавливал Минстрой. Необходимо, чтобы на рынке были строительные материалы, вкладывающиеся в эти цены, чтобы инженерное оборудование и площадки под застройку делались за счет муниципалитета или государства. Необходимо, чтобы купить квартиру мог учитель, врач, и все остальные люди. Другого пути для развития отрасли нет.


- Скажите, а скандал вокруг инновационной компании  «СТЭС-Владимир», такое отношение банка к передовому производству - это частный случай или системная ошибка наших ведомств, как вы считаете?

- На сегодняшний день у нас обанкрочено 12,5 тысяч объектов разного назначения, среди которых пять стратегических. Это исчерпывающий ответ на ваш вопрос.

Что  такое банкротство предприятия? «СТЭС-Владимир», член Ассоциации Строителей России, в 2011 году получил кредит, причем на кредитном комитете был Председатель Правительства Путин В.В., и он одобрил этот объект. В 2012-2014 годах шло строительство завода. В 2015-2016 годах происходили сертификация и допуск. В 2017 году был получен сертификат США. И вот когда завод стал производить пеностекло, которое должно идти на утепление трубопроводов, на строительство других заводов и т.д., когда была выпущена первая продукция, ВЭБ запустил счетчик возврата кредита. Как ничего не производя, а лишь  2,5 года  получая различные сертификаты, вернуть кредит? В итоге, производство, которое выпускает пеностекло у нас в два раза качественнее американского, банкротится, ВЭБ арестовал все счета компании. Я считаю, что раз это происходит, нам пришел конец.


- Так кто виноват: ВЭБ или система? Это у нас такой подход к любому инновационному производству?

-  ВЭБ - государственная корпорация, государственный банк. И если он ведет коммерческую деятельность, как это видно из ситуации со «СТЭС-Владимир», то он нарушает федеральное законодательство. Ассоциация старается помочь в данном случае. Уже прошло шесть судов.


- Скажите, а в России много профессиональных отраслевых организаций, способных поддерживать  предприятия с передовыми технологиями, выпускающие продукцию, не имеющую аналогов в нашей стране? Может вам надо объединяться, чтобы лоббировать свои интересы?

- В первую очередь, этим должен заниматься Минстрой. Это министр  должен смотреть новые материалы, новые технологии. Без него ничего сделать нельзя.


Н. Кошман: «Все упирается в кадры. Не будет их, ничего хорошего не будет у всех. Чудес не бывает».


- Напрашивается тогда большой департамент в Минстрое, который бы отвечал за строительные материалы, производство.

- Я просто отмечу один факт. У  нас Андрей Владимирович Чибис занимает две должности - замминистра и главного государственного жилищного инспектора.  Главный жилищный инспектор назначается постановлением Правительства РФ. Он, по сути, не может совмещать эти две должности. А если посмотреть на его образование, то вообще непонятно, как он попал на это место. Все упирается в кадры. Не будет их, ничего хорошего не будет у всех. Чудес не бывает.


- И еще один наболевший вопрос. Уже не первый год обсуждается закон об архитектурной деятельности. Как вы думаете, почему закон никак не могут принять?

- А как его могут принять, если в Минстрое нет даже департамента по архитектуре и градостроительству?


- Спасибо, Николай Павлович, за содержательную беседу. Получается, все упирается в компетентность нашего министерства.

- Да, именно Минстрой обязан сформировать строительную политику в России.


Беседовал Александр Гусев, материал подготовила Наталья Бухтиярова

 

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Хамит Мавлияров: Информационную систему ФГИС ЦС мы создаем не только для государства, но и для людей

Российская стройка: на каком этапе и где спрятаны ее слабые звенья

Директор Института Генплана Москвы Оксана Гармаш: о реновации, рыночных отношениях и градпланировании

В России есть территория и планирование, а вот территориального планирования нет

Война на полях кадастровой стоимости: пролетарии и бизнес всех регионов объединяйтесь

Бюджеты российских городов: кому вольготно и весело живется на Руси...

Хамит Мавлияров: турбулентность в ценообразовании заканчивается

Кадастровое законодательство: приняли «прогрессивный» закон и получаем его бурную корректировку

Почему Внешэкономбанк России помогает американцам? Может быть его руководство просто не в теме…

Николай Кошман: Промышленностью строительных материалов никто толком не занимается


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подогрев подъезда снаружи
Наверх