Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Промышленная бедность и повышение производительности труда: как соединить реальное с виртуальным. Мнения экспертов. » Информационное агентство "Строительство"

Региональная версия ТАТАРСТАН Перейти на региональный сайт
  Москва 0 °C, снег.

Архив публикаций
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
30 ноя 07:00Власть

Промышленная бедность и повышение производительности труда: как соединить реальное с виртуальным. Мнения экспертов.

Автор: Владимир Гурвич

Неуклонный рост производительности труда – это прямая дорога к процветанию. Или к деградации, если производительность труда не растет

Показатель производительности труда – это квинтэссенция развития и состояния не только экономики страны, но и всего общества. Если этот показатель низкий, если он растет медленно, не говоря уж о том, что падает, это является очевидным симптомом неблагополучного положения, того, что государство идет не по той дороге. И пора решительно менять курс.

Секретная цифра

В 2012 году в Указе Президента России от 7 мая «О долгосрочной государственной политики»  была выдвинута задача по увеличению производительности труда к 2018 году в 1,5 раза относительно 2011 года. 2018 год подходит к концу, можно подвести итоги. За этот период  производительность труда вместо 50% выросла только на 5,5%.

Не выполнив одно свое решение, власть принимает очередной план повышения  производительности труда. На этот раз он связан с другим майским Указом главы государства и тоже от 7 мая только теперь  2018 года: «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года», в котором вновь ставится та же самая амбициозная цель. Согласно новым задачам, на крупных предприятиях страны этот показатель должен расти на 5% ежегодно. В программе должны участвовать 10 тыс. компаний. 

Как  мы видим, тем больший провал, тем громче звучит название очередного стратегического документа, тем более грандиозные ориентиры ставятся.  И ни слова о том, почему не выполнен первый Указ.

А потому кажется совсем  не случайным то, что Росстат публикует недостаточно информации о ситуации с производительностью труда. Тем самым, переводя ее в разряд, если не секретных, то для служебного пользования. Так,  отсутствуют данные о выработке на 1 работающего – показателя, который широко используется во всем мире. Понять наших статистиков не трудно, хвастаться успехами тут не приходится. А зачем нужна статистика, если ее нельзя использовать для пропаганды успехов.

Компания ФБК Грант Тортон попыталась разобраться в реальной ситуации с производительностью труда. В своем сравнительном анализе она опиралась на исследование Национальной статистической службы Великобритании, которая в 2017 года напоследок перед уходом из Европейского Союза  сравнила показатели  по производительности труда по ряду членов ЕС. Эти данные в свою очередь послужили базой для сопоставления с российскими показателями.

Общий вывод: Россия существенно отстает  по производительности труда от ЕС, в среднем по экономике в 2,6 раза. Самое большое отставание в сельском хозяйстве – в 5,3 раза; у наших сельчан выработка  составляет 1,8 евро в час, на полях Европе – 9,5  евро в час. В промышленность Россия проигрывает европейцам в 2.8 раза, в строительстве – 2,7 раза. Далеко мы отстали в секторе IT и связи в 3,7 раза, в секторе госуправления и услуг в 3,2 раза. Самый минимальный разрыв зафиксирован в сегменте НИР (в 2,1 раза) и финансов (в 2,3 раза).

Как замечает  Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК, хотя в целом отставание и очень серьезное, но одновременно это и большой резерв для развития. Главная проблема в том, сможем ли мы использовать его для своего блага?

По мнению Игоря Николаева, хотя проблеме производительности труда у нас уделяется немало внимания, крайне мало говорится о главном факторе ее роста – развитию конкуренции. Если она реально действует, то все остальные стимулы: налоговые льготы, различные программы становятся не то что не нужными, но эффективность производства растет и без них. В России. конечно, есть конкуренция, причем, ожесточенная – за административный ресурс, за близость к начальству. К сожалению, она не только  не способствует увеличению  производительности труда, а наоборот, ее  гасит.

Промышленная бедность

На нынешнем этапе рост  производительности труда важен еще больше, чем даже некоторое время назад. Как говорит Андрей Яковлев, директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики, сегодня Россия в полной мере столкнулась с эффектом среднего уровня доходов. Его переживали многие государства, одни в нем увязали по самые уши, другим удавалось преодолеть негативные последствия этого явления.

Суть этого феномена в том, что развивающиеся страны конкурируют на глобальных рынках за счет низкой цены на свою продукцию. А она во многом обеспечивается невысокими зарплатами. В 90-е годы это было одним из факторов выживания отечественной экономики. В нулевые годы доходы населения существенно выросли примерно с 80 до 1000 долл. в месяц, и российская продукция больше не может конкурировать только на основании низкой цены. Нужно снижать издержки в первую очередь за счет повышения   производительности труда. А резервы для этого  просто необозримые.

В 1999 году компания Макензи сравнила  производительность труда в России и США. В строительстве она составила 12% от американского, в секторе IT – 40-45%. Был сделан вывод, что у России есть возможность удвоить этот показатель за 7-10 лет. Результат известен.

Проблема российской экономики не просто в низкой производительности труда, отмечает Александр Яковлев, но и  в том, как она в ней распределена. У нас огромный разрыв не только между отраслями, но и внутри одной отрасли. Между «хорошими» и «плохими» предприятиями различие может достигать до 10 раз. Есть производства мирового уровня, а есть те, которым давно пора уйти с рынка. Но они не уходят,  часто по социальным причинам, дабы не плодить безработицу. Это явление часто называют промышленной бедностью.

Структура  российской экономики во многом сохранилась с советских времен. Но тогда действовали совсем иные критерии оценки эффективности предприятий, главное были сроки и объемы выпуска продукции. А  производительность труда  имела второстепенный характер.

Но то, что считалось полезным в СССР, в рыночной экономике не катит. Многие такие заводы по всем ее правилам должны быть закрыты, а они работают. В силу их отсталости у них нет ресурсов на модернизацию, их даже конкуренция не способна излечить.

Еще один фактор роста производительности труда – повышение качества человеческого капитала. Анализ успешных в этом плане стран показывает, что в них много внимания уделяется повышению квалификации сотрудников. Сами люди не часто вкладывают свои деньги в повышение своего образования, это должны делать предприятия. У нас это сдерживается опасением, что если оно вложит деньги в обучение своего персонала, то его затем перекупят конкуренты. В итоге система повышения квалификации работает недостаточно.

Дело было еще в Пенькове

Власти надеются решить проблему роста производительности труда с помощью цифровой экономики. Помните эпизод из фильма: «Дело было  в Пенькове», в котором герои Вячеслава Тихонова и Майе Менглет представляют, как в будущем будет вестись работа на полях страны, когда тракторы станут пахать без трактористов. Сегодня это уже реальность, трактора работают без управления со стороны человека.

По словам  Василия Бурова, заведующего  Лабораторией изучения цифровой трансформации государства и общества РАНХиГС, цифровые технологии способны в сельском хозяйстве повышать производительность труда в сотни раз. Это ведет к резкому сокращению числа занятых в отрасли. Встает вопрос: что делать с лишними людьми?

Схожие проблемы в промышленности, власти всячески воздействуют на предприятия, чтобы те не увольняли персонал. В итоге за последние 10-15 лет количество заводов и фабрик, которым удалось существенно поднять производительность труда, совсем невелико.

Опыт показывает, что при внедрении цифровых технологий максимальный эффект достигается в том случае, когда меняется весь бизнес-процесс. Например, полностью изменяется взаимодействие конструкторов и производства. Не обязательно делать горы  чертежной документации, выпускать опытные партии, все это заменяют так называемые виртуальные двойники, позволяющие в разы сокращать трудоемкость и сроки освоения новой продукции.

Это можно делать во многих странах, но не в России, у нас по-прежнему требуются конструкторские чертежи в полном объеме.  Иначе придет проверяющая организация, вплоть до прокуратуры и потребует всю документацию. И если ее не будет, ничего хорошего производителю не светит. 

Архаичное законодательство плюс устарело понимаемые социальные обязательство сильно снижают эффект от  цифровых технологий. Для них существует недружественная среда.  У нас сегодня основной вектор экономической политики обращен в сторону не передовых, а отсталых предприятий и производственных отношений. В России действует один из лучших в мире трудовых кодексов, но только для  времен 50-х годов, когда в мире разворачивалась индустриальная революция. Сегодня он устарел и превратился в барьер на пути цифровизации экономики.   

 Чтобы в России реально росла быстрыми темпами производительность труда, нам нужны не указы Президента с перечислением благих пожеланий, а глубокие экономические преобразования в основе которых должна лежать демонополизация российской экономики и усиление конкуренции. Без этих двух составляющих  все другие меры не дадут нужного результата. А сельское хозяйство во многом останется на уровне той эпохи, когда снимался замечательный фильм:  «Дело было  в Пенькове».

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Цифра в экономике: чиновники настаивают, бизнес не понимает

Стандарты и нормирование в строительстве: на каком этапе мы находимся

Жилищная политика заходит в тупик. Эксперты предлагают ее менять, но государство продолжает идти тем же курсом

Кому выгодна ситуация в строительной отрасли России.

АРХ Москва 2018: Архитекторы отодвинуты от пространственного освоения страны

Наталья Антипина: Законы в строительной отрасли должны подкрепляться качественной проверкой их исполнения в регионах.

Директор Института Генплана Москвы Оксана Гармаш: о реновации, рыночных отношениях и градпланировании

Война на полях кадастровой стоимости: пролетарии и бизнес всех регионов объединяйтесь

Почему Внешэкономбанк России помогает американцам? Может быть его руководство просто не в теме…


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подключаемся, не стесняемся
Наверх