Самые актуальные новости строительной отрасли в России и за рубежом

Директор Института Генплана Москвы Оксана Гармаш: о реновации, рыночных отношениях и градпланировании » Информационное агентство "Строительство"

Региональная версия ТАТАРСТАН Перейти на региональный сайт
  Москва +9 °C, дождь.

Архив публикаций
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
04 апр 07:30Власть

Директор Института Генплана Москвы Оксана Гармаш: о реновации, рыночных отношениях и градпланировании

 Кто и как занимается планированием развития Москвы

Москва - крупный мегаполис, развитие которого необходимо заранее планировать на годы вперед. Здесь невозможен хаос, здесь высока цена ошибки. Безусловно, с такой задачей не справиться без генерального плана. В настоящий момент столица живет по плану, принятому в 2010 году, за это время город не просто изменился, город заимел огромную дополнительную территорию - Новую Москву. Учитываются ли эти изменения генпланом? Как вносятся в него поправки? И что важно предусмотреть для гармоничной городской жизни? На эти и на другие вопросы редакции подробно ответила Оксана Алексеевна Гармаш, директор Института Генплана Москвы.


- Оксана Алексеевна, расскажите, пожалуйста, коротко, какая основная задача вашего института?

- Задач много. В принципе, всю деятельность института можно разделить на две основные составляющие - миссия и проектная деятельность. Разговор о миссии - это большая тема для отдельной встречи. Сегодня же мы поговорим о проектной деятельности института, которая длится уже более 65 лет.

На данный момент наш институт является самым крупным градостроительным институтом в стране, и этим мы обязаны во многом конструктивно-созидательной позиции Правительства Москвы, в частности Стройкомплекса и Москомархитектуры по отношению к нам. А ведь в постсоветский период наша деятельность была ненужной, тогда казалось, что смена плановой экономики рыночными отношениями обещает всеобщее счастье, что градостроительство и генеральные планы остались в прошлом, все хотели жить здесь и сейчас, не задумываясь о перспективах, и строить то, что хочется. Но Москве удалось сохранить наш градостроительный институт с большим количеством специалистов.

 


- Сколько сотрудников у вас в штате?

- На сегодняшний день у нас более 700 действующих сотрудников разных специальностей. Есть эксперты по территориальному планированию, формирующие общую картину города, архитекторы, инженеры, транспортники с различной специализацией, юристы, экономисты, экологи, историки, работники, занимающиеся социальной инфраструктурой.


Оксана Гармаш: «Реновация была заложена в генплане изначально, так как была предусмотрена замена ветхого и морально-устаревшего жилого фонда».


- Скажите, по какому генеральному плану сейчас живет Москва? Сколько лет этому плану? И как часто планы, в принципе, меняются?

- Нынешний генеральный план, если говорить про старую столичную территорию, был принят в 2010 году. А дальше в Москве несколько раз менялись границы. В 2011 году изменения были небольшие, например, увеличилась Некрасовка, за счет присоединения Люберецких полей. В 2012 изменения были масштабные – к Москве присоединили новые территории. Безусловно, такие события требуют изменений в генеральном плане, причем это касается как новых, так и старых земель. Изменения происходят поступательно: по присоединенным территориям генеральный план был принят в прошлом году. Но сам план менять мы не торопимся, тогда был принят качественный и сбалансированный генплан, и в его рамках в настоящий момент и осуществляет свою деятельность Правительство.

Скорее всего, очевидные изменения назреют после того, как мы подойдем к финальной части реновации, хотя и этот процесс был заложен в генплане изначально, так как была предусмотрена замена ветхого и морально-устаревшего жилого фонда.

Вообще реновация для градостроения – положительный процесс, по сути, это возможность «пересвязать» город, заложить инженерно-транспортную составляющую в более качественном виде, сбалансировать территории для планирования и строительства новых, благоустроенных, удобных для жителей микрорайонов.


- Вам предстоит огромный объем работы в связи с реновацией. Как быстро вы с ней справитесь?

- Работа будет продолжаться не один год. Сейчас перед институтом стоит задача разработки градостроительной документации по реновации. На реновацию необходимо сразу смотреть комплексно, так как она повлияет на весь город. Именно поэтому перед тем, как приступить к проектам планировки, мы делаем математические модели по транспортной доступности, по инженерным коммуникациям, а затем все данные закладываем в модель распределения ресурсов по городу в целом. Естественно в рамках градостроительного мониторинга мы будем позже отслеживать и процессы по реновации.

 


- Скажите, институт при разработке документации или при планировании привлекает каких-то экспертов или вы обходитесь своими силами?

- Всегда привлекаем экспертов, и всегда прислушиваемся к их предложениям, в коллективном обсуждении ищем то самое зерно. Например, при разработке генплана территорий Новой Москвы в 2017 году участвовало 23 организации, плюс физические лица.


Оксана Гармаш: «Если институт будет проектировать город без девелоперов, то это путь в могилу. Зачем нужна наша работа, если никто не будет ее делать?»


- А как у вас налажены взаимоотношения с девелоперами и застройщиками? Вы как-то с ними общаетесь?

- Мы активно с ними общаемся. Мы влияем на них, проектируя документацию, а они влияют на нас, формируя мнение о городе. Если институт будет проектировать город без девелоперов, то это путь в могилу. Зачем нужна наша работа, если никто не будет ее делать?

Встречи происходят по-разному. Если девелоперы приходят к нам с какими-то идеями, то садимся вместе, смотрим, предлагаем варианты. Если приходят уже с конкретными проектами, то работаем над локальной градостроительной документацией. Иногда бывают сложные территории, изучить которые необходимо до момента подачи документов для получения разрешения на строительство.


- Недавно наше издание публиковало интервью с Александром Ручьевым, который теперь стал строить в Праге. И этот выбор Александр объяснил тем, что там проще работать, так как генплан утвержден, и, покупая земельный участок, уже сразу понятно, что может быть на нем построено. У нас, по его рассказу, иначе: необходимо договариваться с местной властью. А почему у нас надо договариваться, если генплан тоже есть?

- Это последствия постсоветского периода, когда отношение к генплану было формальное. Но с этим формализмом ведется борьба путем усиления законодательства, принятия правил землепользования и застройки, нормативов градопроектирования.

Хочу отметить, что в масштабах истории, Москва развивалась планово, в любое время генплан ценился. Но в других городах было по-разному. Были места, где в планы легко вносились изменения, требуемые определенным слоям общества, в том числе и девелоперам. Но страна уходит от этого. Сегодня генпланы принимаются обдуманно с публичными слушаниями, с учетом мнения большинства жителей. И это правильно.


- Если продолжить тему других городов, то приезжают ли к вам представители других регионов перенимать какой-нибудь опыт?

- Да, это наша миссия. Мы общаемся практически со всеми регионами. Кто-то приезжает к нам, куда-то по приглашению едем мы. Однако, всегда стоит помнить, что невозможно взять клише с Москвы и перенести его на другой город. Надо учитывать специфику каждого города.

 


- Не так давно было принято решение о том, что в субъектах РФ будет в обязательном порядке работать свой главный архитектор. Ваше мнение, это пойдет на пользу регионам.

- Все зависит от личности главного архитектора. Именно он будет формировать архитектурную политику, от его работы будет зависеть сохранение историко-культурного значения регионов. Это он сможет дать толчок к комплексному развитию всей территории города, а не просто точечно застраивать подвластную территорию.

Хорошо это или плохо? Опыт России говорит о том, что так правильно. Но человеку сложно безошибочно принимать единоличные решения, при каждом главном архитекторе нужен общественный совет архитекторов.


Оксана Гармаш: «Я бы рекомендовала сейчас ввести мораторий на производство новых законов и лишь понаблюдать за исполнением текущих».


-  В существующий Градостроительный кодекс было внесено более 900 поправок. Скажите, ваш институт реагирует на все эти изменения и учитывает их в своей работе, или вы уже привыкли к постоянным новшествам и не обращаете на них внимание?

- Не реагировать невозможно. В Институте Генплана выходит еженедельный дайджест законодательства, над которым работают юристы, следящие за всеми законодательными новшествами и изменениями, так как любое изменение земельного или строительного законодательства бьет по градостроительной деятельности.

Вообще, я бы рекомендовала сейчас ввести мораторий на производство новых законов и лишь понаблюдать за исполнением текущих.


- Многих москвичей, безусловно, волнует вопрос экологии нашего города. Учитывается ли этот аспект в законе о реновации? Например, Галина Хованская критиковала этот закон за нарушения многих санитарных норм. Оппоненты же Хованской утверждали, что нормы не нарушены, а изменены, так как в условиях Москвы по-другому сделать невозможно.

- Мы проектируем, основываясь на федеральных сводах и правилах и санитарных нормах. В законе о реновации общие положения, и они не влияют на конкретное проектирование, и ничего ущемляющего или уменьшающего существующие санитарные нормы в этом законе не предусмотрено.


- Москву в самое ближайшее время ожидает чемпионат мира по футболу. Ваш институт делал что-то для улучшения туристической логистики? Вы работали над этим проектом?

- Чемпионат мира - короткое мероприятие по институтским меркам, задача, решаемая точечно. Мы же прогнозируем город будущего, нас интересует развитие города на дальнюю перспективу. Безусловно, департамент транспорта направлял нам проект объединенного транспортного плана, который мы изучили, а после дали свои замечания и предложения.


- Всем известно, что Минстрой заинтересован в переходе строительной отрасли на цифровые технологии. Институт Генплана дружит с такими технологиями? Как давно и в каком объеме?

-  Институт Генплана давно дружит с цифровыми технологиями. Серьезно мы занялись этой темой с конца 2015 года. Технологии информационного моделирования повышают качество и минимизируют градостроительные ошибки, что, безусловно, улучшает работу института.

На данный момент мы ввели в эксплуатацию цифровую платформу, Урбаникс, работаем над ее классификаторами. В конечном итоге, у нас будет площадка информационного моделирования, которую мы сможем предоставлять строителям для выставления в ней своих модулей, сформированных в BIM-технологиях, а после эксплуатирующие организации смогут передавать нам необходимые данные для внесения изменений в тот или иной модуль. И таким образом у нас будет формироваться информационная модель всего города, CIM, как говорят наши зарубежные коллеги.


- Оксана Алексеевна, хочу задать вам вопрос, с которым к нам часто обращаются читатели. Что вы можете рассказать об изменениях генплана по Некрасовке?

- Это системный вопрос. В 2011 году Некрасовка была в два раза увеличена, что и послужило необходимостью внести изменения в ее генеральный план.


- И остался наш традиционный вопрос. Расскажите о себе: какое у вас образование, есть ли у вас какое-то хобби, если у вас есть свободное время?

- У меня классическое советское образование. Училась в Волгоградском инженерно-строительном институте по двум специальностям - это инженер-строитель систем автоматизированного проектирования и параллельно получила диплом экономиста в строительстве. Я любила учиться, особенно точные науки - высшую математику, сопромат, строительную механику. А вот философия казалась тогда мне ненужной, это сейчас я до нее доросла.

А дальше мне повезло. В 90-х уже не было распределения, а в институт приехали представители Норильско-металлургического завода им А.П. Завенягина для набора молодых специалистов. И я как обладатель красного диплома получила приглашение. Потом я вышла замуж и переехала в Москву. Работала здесь в строительных организациях, а позже меня пригласили на конкретный проект - зимние Олимпийские игры 2014 года. Так я возглавила департамент от Министерства регионального развития по координации деятельности в Сочи спортивного кластера.


- А хобби?

- Много. У меня большая семья: 4 сына, 2 кошки. Я люблю читать, люблю музыку, четыре года назад полюбила бегать и сейчас участвую в полумарафонах. Бег позволяет погрузиться в себя. Это единственное время, когда работающие и семейные люди могут остаться один на один с собой.


- Оксана Алексеевна, большое спасибо за интересную беседу.

 Беседовал Александр Гусев, материал подготовила Наталья Бухтиярова

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Хамит Мавлияров: Информационную систему ФГИС ЦС мы создаем не только для государства, но и для людей

Российская стройка: на каком этапе и где спрятаны ее слабые звенья

В России есть территория и планирование, а вот территориального планирования нет

Война на полях кадастровой стоимости: пролетарии и бизнес всех регионов объединяйтесь

Бюджеты российских городов: кому вольготно и весело живется на Руси...

Хамит Мавлияров: турбулентность в ценообразовании заканчивается

Кадастровое законодательство: приняли «прогрессивный» закон и получаем его бурную корректировку

Почему Внешэкономбанк России помогает американцам? Может быть его руководство просто не в теме…

Николай Кошман: Промышленностью строительных материалов никто толком не занимается


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подогрев подъезда снаружи
Наверх