Москва +21 °C.
Архив публикаций
«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
17 май 07:30ЖКХ

Лобби в ЖКХ: сколько «волка» не корми, ему все больше в ЖКХ хочется.

Автор: Гусев, Журба

Честно о концессиях в ЖКХ и о возможности бизнеса в этой сфере


 

ЖКХ в нашей стране вряд ли кого-то радует, особенно граждан. Правительство пытается реанимировать жилищное хозяйство, сделать его привлекательным для инвестиций, но пока все попытки оказываются не очень заметными.  О том, почему это происходит, и с чего надо начинать реформирование, подробно ИА «Строительство» рассказал член рабочей группы центрального штаба ОНФ «Качество повседневной жизни граждан»  Максим Соловьянов.

— Максим, сегодня идет масштабный процесс передачи государственной собственности, предприятий жилищно-коммунального хозяйства, в управление частному бизнесу по концессионным соглашениям. Насколько это оправданно?

— Целью является модернизация коммунальной инфраструктуры, а именно достижение показателей, поставленных Президентом: снижение аварийности, уменьшение потерь. Исходя из этих целей, и нужно оценивать происходящие изменения. Могу сказать, что за два последних года показатели, поставленные Президентом, так и не были достигнуты. Но стоит также отметить, что ни у Правительства, ни у Минстроя, ни у профессионального сообщества, ни у широкой общественности нет четкого понимания, что вообще происходит в ЖКХ, и в частности с концессиями.

— А мониторить ситуацию Правительство не пробовало?

— На одном из  селекторных совещаний в Минстрое в этом году, где Андрей Владимирович Чибис заявил, что мониторинг Минстроя совместно с ФАС выявил, что инвестиционные обязательства исполнены не менее, чем на 85%.  Была также озвучена цифра концессий за четыре года – 250 млрд руб. И это не прямые исполненные инвестиции, а обязательства. Однако я помню, что в 2013 году, когда этот процесс лишь начинался, было обещано 500 млрд руб. инвестиций в год. Помимо этого, Минстрой неоднократно обещал предоставить конкретные данные по каждому концессионному соглашению об исполнении инвестиционных обязательств и о достижении целевых показателей. Но этого не было сделано.

— Ровно два года назад вице-премьер Дмитрий Козак совместно с Министром строительства проводили всероссийское совещание по ЖКХ. И там Козак ясно сказал, что если мы не будем передавать ЖКХ в частные руки, то денег  у государства не будет, и ЖКХ просто встанет. Другого выхода нет.

— Есть принципиальная разница в том, передать в добросовестные частные руки или недобросовестные. Но задачи передать в добросовестные руки не ставилось, иначе процесс был бы другой. Почему нельзя было в каждое концессионное соглашение поставить пункт о ежегодной отчетности? А этого нет, министерство, по сути, дало государственную собственность без каких бы то ни было обязательств. Сейчас, задним числом, ситуацию пытаются исправить.

Однако дело даже не в этом, ведь концессионирование — это частность. Суть в том, что с момента принятия Жилищного Кодекса, внесено около тысячи подзаконных актов, которые его дополняют. Это невообразимое законотворчество! А где результат?

— Мне пришлось быть на слушаниях в Госдуме, когда там  выступал Михаил Мень. После него выступали еще 15 депутатов. Четыре из них говорили с пониманием отрасли, 11 говорили просто так. Уровень депутатов, обсуждающих проблему, оставляет желать лучшего...

— Депутаты — это представители народа. Минстрой обязан сделать так, чтобы они понимали всё. Сейчас дискуссия Правительства с депутатами и общественностью — это как разговор немого с глухим.  Но люди убеждены, что это часть их работы.

Буквально 15 февраля Чибис в интервью «Известиям» сообщил, что за прошлый год аварийность в ЖКХ снизилась на 20%. А с 2001 года этот показатель упал в 18 раз. Если мы сейчас зайдем в Росстат и откроем график аварийности с 2001 года, то действительно увидим падение в 18 раз. Но львиная доля этого падения произошла до 2003 года. А потом ежегодно идет лишь небольшое снижение. А раз аварийность снижается, то это результат деятельности Минстроя?

Открываем другой график — количество сетей, требующих ремонта. Совершенно другая картина! Этот показатель растет постоянно. Тогда как у нас падает аварийность?  Возможно, мы много ремонтируем? Смотрим график ремонта, где видно, что каждый год количество ремонтируемых сетей снижается. Но все проясняет график поставок тепла. Аварийность у нас снижается, потому что падает потребление. При этом сама инфраструктура ветшает. Бизнес, берущий ЖКХ в концессию, недобросовестный, так как у нас не растет количество ремонта.

А вы говорите про депутатов... У нас Правительство сознательно вводит в заблуждение представителей народа, когда говорит подобные вещи. Но я не разделяю мнение истеричных правдолюбов, заявляющих, что все пропало, кругом коррупция и воровство. Если еще раз посмотреть на график аварийности и обратить внимание на период до 2001 года, то видно, что тогда аварийность удваивалась каждый год. Сейчас этого нет. И нет оснований для истерики. Надо просто понимать, что происходит, не надо лукавить и дезориентировать профессиональное сообщество.

— Позвольте вернуться к инвестициям. Насколько государство рискует? Если инвестиции ЖКХ из года в год падают, есть ли смысл продолжать эту политику?

— Инвестиции — не панацея. Если деньги придут, а их разворуют, то какой прок от этого ЖКХ и гражданам? Проблема в том, что в жилищном хозяйстве создана недобросовестная среда.


       Максим Соловьянов:   «Правительство и профессиональное сообщество думают, как сделать так, чтобы даже при недобросовестных компаниях хоть как-то всё работало, чтобы нас грабили, но несильно».


Представьте себе позвоночник. Если один межпозвоночный диск у нас сотрется, то соседние компенсируют патологию. ЖКХ — тоже организм, а управляющая компания играет роль межпозвоночного диска между гражданами и субъектами, это компетентный агент. Граждане не должны разбираться в платежках, налогах, законах и т.д., они должны доверять УК и знать, что она разберется со всем.

Но вместо того, чтобы создать добросовестный рынок, мы пытаемся принять законы о прямых договорах. Таким образом, мы подстраиваемся под патологию,  а не пытаемся сделать рынок добросовестным. Правительство и профессиональное сообщество думают, как сделать так, чтобы даже при недобросовестных компаниях хоть как-то всё работало, чтобы нас грабили, но несильно.

— Максим, по вашему мнению, что такое концессионное предприятие? Что оно должно представлять?

— Концессия – это, прежде всего, гарантия для инвесторов, фактически это право собственности для него. Длительная концессия на 30–40 лет, которая распространена во всем мире, — это очень удобная для концессионера форма взаимодействия, когда он берет на себя обязательства и получает в полное управление объект, за который отвечает. Если рынок добросовестный, то это хорошая схема. В нашей же ситуации государство лучше, чем концессионер.

Сегодня, не задав никаких рамок по добросовестности, мы начинаем передавать всё рынку. Мотив передачи понятен: частник заинтересован в том, чтобы всё не разрушилось. Он будет все поддерживать в предсмертном состоянии доживания, управлять финансовыми процессами и как можно меньше вкладываться. Если если контроль не налажен, то у него теряется мотивация добросовестно исполнять инвестиционные обязательства.

А где в концессионном предприятии место управляющей компании?

— Концессии передается объект. Объект — это всегда ресурсоснабжающая организация.

— Если я правильно понимаю, в концессионное предприятие входят энергоснабжающие и обеспечивающие предприятия, а управляющая компания как связующее звено между ними и потребителем?

— Они должны быть такими. Но сейчас управляющие компании — это  еще один контрагент, который пытается грабить граждан. Есть много примеров, когда управляющая и ресурсоснабжающая компании действуют в сговоре, проводят фиктивные банкротства. Управляющая компания набирает деньги граждан, не платит ресурсникам, потом выводит деньги и банкротится, после выгода делится с ресурсоснабжающей компанией. Действия, которые пытается сейчас принять Правительство, я считаю, паллиативными. Это не исцеляющие решения.


Рост потребления электрической энергии в энергетической системе России прекратился. При этом устанавливаемый регулятором объём выручки Системного Оператора вырос только за последние 5 лет на 54%, и составил 25 млрд. рублей в год. За этот период Системным оператором освоены десятки миллиардов рублей на строительство и реконструкцию офисных зданий, за которые в конечном итоге заплатили все потребители России увеличением тарифа.

 

— А вы считаете, что возврат к государственным компаниям — это решение проблемы?

— Ни в коем случае. Любой возврат — это регресс, а нам нужно двигаться вперед. Но опасно пребывать в иллюзиях. Я сейчас покажу еще один график - график задолженности компании «Т Плюс» перед Газпромом. Это скачкообразный график. Важно проанализировать, когда эти скачки происходят.

Первый скачок, когда компания фактически изымает деньги граждан в размере 10 млрд рублей, совпадает с моментом, когда происходит ситуация с Крымом в 2014 году. Получается, почувствовав наступление нестабильности, у компании резко начинают расти долги перед Газпромом. В действительности же это означает, что деньги граждан компания получала, но Газпрому их тогда не отдавала.

Второй скачок долгов совпадает с атакой на рубль. В стране наступил черный вторник 14 декабря 2015 года, и долг компании стал равен 12 млрд руб. Я не могу давать юридическую оценку, но вижу все основания полагать, что эта компания действовала вопреки интересам государства, используя деньги граждан, чтобы получить недобросовестные дивиденды на бирже, играя  в самые критичные моменты.


     Максим Соловьянов:    «Лоббистские структуры недобросовестных хозяйствующих субъектов лоббируют законы, и на основании этих законов Правительство потом выстраивает политику. Это неправильно!»


Это лишь поведение одной  компании, а у нас таких компаний не меньше  пятидесяти. Все они типичные, и все этим грешат. Самое интересное, что в этом нет ничего незаконного. Но очевидно, что это недобросовестные действия.

—Тут, наверное, больше встает вопрос человеческого фактора?

— Компания КЭС Холдинг, которая потом была переименована в «Т Плюс»,  являлась экспертом, а часто и ключевым инициатором законодательных инициатив. И если Правительство Российской Федерации не даёт оценку подобным фактам, когда компания не нарушает закон, но ведет себя не в интересах государства, то какой сигнал дается рынку?

Я считаю, что на основе политики должна строиться законотворческая деятельность. У нас же сейчас в ЖКХ и энергетике всё наоборот. Лоббистские структуры недобросовестных хозяйствующих субъектов лоббируют законы, и на основании этих законов Правительство потом выстраивает политику. Это неправильно!

Но во всем мире есть лобби:профессиональное, финансовое, промышленное и т.д.

— Во всем мире компания, которая поступила бы таким образом, больше ни ногой бы не вошла в Правительство, она бы оказалась в маргинальной части экономической системы. Правительство должно давать оценку подобным вещам.

Будут репутационные потери.

— Да, но они того стоят, потому что каких бы прокуроров не присылали, как бы не выстраивали работу с маленькими управляющими компаниями, если люди знают, что в Правительстве возможно подобное, то это транслируется на всю систему в целом. Это первое, что должно быть сделано! Мы должны понять, что постсоветская иллюзия о том, что мы можем быть мерзавцами, а у нас будут хорошие законы, несбыточна. В свободном обществе человек имеет право быть бессовестным, но если ты ведешь себя подобным образом, то ты не должен быть причастен к системам жизнеобеспечения страны и не можешь участвовать в процессе законотворчества.

— Предположим, у нас скоро будет новое правительство. Вы считаете, что статистика и отчетность будут более правдивыми? Не будет искажения фактов?

— Статистика не лжет, просто данные нужно верифицировать. Правительство должно понять, что оно формирует отраслевую политику, и в ее основе должна быть добросовестность. Но это не всё! Изменить общее положение вещей поможет цифровизация. Стоит отметить, что скальпель может быть как инструментом врача, так и преступника. С цифровизацией то же самое. Сейчас она становится прикрытием для корыстного произвола, а ведь должна устранять его. Многие цифровые системы, особенно в ЖКХ, строятся с дырками для реализации решений в свою пользу. Это заложенные механизмы!


   Максим Соловьянов:  «…. в Израиле есть курсы, где учат израильтян, как приехать в Россию на три года, создать управляющую компанию, украсть деньги и вернуться домой».


— Максим вы говорите про добросовестный рынок, но понятие «добросовестности» у всех разное.

 Это очень простое понятие! Тебе поступили деньги за воду — отдай их за воду. Не надо проводить на них корпоративы или трамвайные парки мэру ремонтировать. Это сделать очень легко. Достаточно письма Председателя Центробанка во все банки, что предприятия с таким-то КВЭДом работают через приложение, где маркируется каждый рубль. И деньги, поступившие на счет Водоканала, не смогут уйти на счета для проведения уборки снега. Но для такого шага требуется политическая воля. И тогда УК будет заниматься интересами граждан либо уйдет с рынка.

— О добровольных уходах компаний я не слышал.

— Зато я слышал, что в Израиле есть курсы, где учат израильтян, как приехать в Россию на три года, создать управляющую компанию, украсть деньги и вернуться домой. Необходимо прекратить подстраиваться под нашу реальность, а начать ее изменять. Новое правительство должна начать работу не с законодательной базы, не с общественных институтов, которые в воровской среде станут воровскими институтами, а с формирования политики добросовестности, которая будет очевидным вещам давать политическую оценку.

Но коммерческая организация должна иметь прибыль, она должна зарабатывать...

— ЖКХ и энергетика — не совсем бизнес.

— Министр говорит, что это бизнес и только бизнес, и что только такой подход спасет ЖКХ.

— Никто не мешает нам ставить условие для бизнеса быть добросовестными. Не законопослушными, а именно добросовестными.

— А где поставить барьер между добросовестным бизнесом и недобросовестным бизнесом, добросовестным чиновником и недобросовестным чиновником? Должны же быть какие-то критерии.

— Критерий — отношение граждан. А Правительство не должно заниматься очковтирательством.

— У нас каждый год растут коммунальные платежи. Принят закон, позволяющий поднимать их ежегодно на процент инфляции. А вы говорите, что законы не надо менять...

— Да, политический принцип важнее закона. Всё сразу исправить невозможно, необходимо выбирать точки концентрации, дающие максимальный эффект. И аппаратные возможности надо использовать для решения именно этих задач, а не для оптимизации. Это в Германии и Японии надо оптимизировать, у них эффект от этого есть. А у нас эффект будет заметен, когда красть перестанут. Нам в этом порядок надо наводить. Надо устранить действие нелигитимных правил в ЖКХ и в энергетике.

А у нас чиновники говорят, что во всех странах тоже воруют.

— Воруют, это неискоренимо. Но ни в одной стране мира Правительство бы не стало общаться с компанией, которая в самый критический момент действовала против интересов страны, да еще и деньгами граждан. Например, компания Intelне использует схемы оптимизации налоговых выплат. Почему? Потому что она практически является монополистом в процессорах по всему миру и работает в тесном контакте с правительством США. А чтобы работать в тесном контакте с правительством США нужно платить добросовестно. Компания законно может оптимизировать налоговые схемы, но тогда Правительство не будет с ней общаться. И именно такое положение вещей правильное.

Пришло время формировать внутриотраслевую политику в ЖКХ и энергетики на основе той политики, которую формирует Президент.

— Максим, спасибо за беседу, за честно высказанную позицию.

Беседовал Александр Гусев,  подготовила Анна Журба.

Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *




Похожие статьи:
Концессии в ЖКХ: универсальный рецепт от всех бед или большая ошибка

Благоперестройка городской среды: вариантов много, цель одна

Работаем молотком и кувалдой, а зарплаты получаем за цифровые технологии

ЖКХ: налога на смерть не будет. А что будет?

ЖКХ в Москве: водообман по-обручевски или как не надо платить за воду

Ошибки в квитанциях по оплате ЖКХ: злой умысел или обычный непрофессионализм?

ЖКХ в Министерстве обороны: на жилищном фронте все бы шло по плану, если б не вмешалась военная дисциплина


Опрос
Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил, что «строительная отрасль постепенно избавляется от недобросовестных компаний». На ваш взгляд, хорошо это или плохо?

Фото-курьез
Подключаемся, не стесняемся
Мероприятия

5-8 июня 2018 г.

МО, МВЦ "Крокус Экспо"

Яндекс.Метрика
Наверх